В городском заливе

Ударяют морозы всегда неожиданно. Вчера еще ловил предзимнюю щуку и упитанного осеннего судака, а сегодня те места уже подернуло ледком. Еще неделя-две – и встанут заливчики, где сразу начинается активная ловля окуня и плотвы.

Далеко от города зимой я предпочитаю не уезжать – берш и судак ловятся и в нашем городском заливе. Основной рыболовный контингент здесь – дети и пенсионеры. Спрашивается: а что я среди них делаю? А вот что.

Рыба в заливе – себе на уме, ее просто так не возьмешь. Всякую мелочь – окуньков и бершиков – еще можно взять без затей, а вот вычислить хитроглазого судака, найти окуня-«горбача» и дождаться выхода плотвы или рассекретить места жировки подуста и ельца – это уже задачи серьезные.

Окуня в заливе много, но он мелкий – в среднем 70-150 г. Среди этой мелюзги иногда проскакивают «горбачи» весом до 600 г. Именно они и являются объектом моей охоты по первому льду.

Я уже давно перестал пользоваться покупными удочками, предпочитаю свои, самодельные. Главное их достоинство – можно вовремя сдать леску благодаря катушке.

Леска для ловли окуня у меня стоит диаметром 0,10-0,12 мм, с ней можно уверенно брать килограммовые экземпляры, главное – действовать мягко и стараться не пугать рыбу, особенно на финальной стадии вываживания. Мелкий и средний окунь в заливе держится у берега, а вот «горбачей» надо искать или на течении, или в небольших ямах с глубиной до 6 м.

Поиск окуней на ямах – мое самое любимое занятие. Обычно «горбачи» стоят там в полуметре от дна. Одним нехитрым приемом можно значительно расширить облавливаемую зону, не пробивая много лунок.

Обловив придонный слой (до 1 м от дна), я поднимаю мормышку или блесну еще на метр-полтора, благодаря чему сектор облова увеличится в 3-4 раза. Особенно эффективно это бывает при ямной ловле.

Если окунь стоит на бровке, а мормышка попала в центр ямы, надо поднять ее выше уровня бровки где-то на полметра, и тогда окунь наверняка разглядит нашу приманку. А вот спровоцировать его на поклевку – это уже дело техники.

На выходе из залива, где уже чувствуется течение, можно найти и «горбача», и хорошего берша, и некрупного судачка. Здесь я ловлю их на крупную мормышку-«глазок» (рис.1).

 

Крючок на такой мормышке стоит достаточно крупный и длинный – специально для того, чтобы на него можно было насаживать тюльку целиком. Я редко выхожу рыбачить на течении с мотылем или блесной – лучше малька здесь быть ничего не может.

Хищников я ловлю проводкой «на снос», благо течение позволяет. В иные дни удается загнать приманку довольно далеко от лунки.

Когда ты ловишь «на снос», «ступеньки» при проводке должны быть небольшими, максимум 30 см (рис.2).

 

 

Рис.2.

Проводка мормышки по течению.

 

 

Сдавая леску, можно подать приманку прямо под нос крупному окуню или судаку. Однажды мне удалось зацепить метрах в десяти от лунки хорошего «горбача», правда, протиснуть его, крутого в загривке, в старую, уже смерзшуюся снизу лунку не удалось. Весил тот окунь где-то килограмма полтора – его было хорошо видно сквозь первый, еще прозрачный лед. А уйти тот окунь смог только из-за того, что крючок был перекален и легко сломался.

Поклевки при ловле «на снос» случаются, как правило, в тот момент, когда приманка опускается ко дну. Отличить хватки судака и окуня несложно. Судачий удар – «звенящий», иногда он даже удильник из рук выбивает; окуневая же поклевка похожа на несмелый тычок, а иногда кивок просто вскидывается.

Как я уже убедился, без багорика судака или крупного окуня не взять. А вот щуку (она иногда здесь тоже попадается) можно вытащить и без него одним хитрым приемом. Когда голова хищницы уже введена в лунку, надо засунуть ей в рот рукавицу; щука инстинктивно сожмет ее в пасти, и в этот момент трофей надо резко выдернуть из лунки.

Иногда выпадают такие дни, что окунь и судак только слегка постукивают по тюльке, но при этом отлично берут на мелкого ерша и пескаря. Я убедился в этом в один прекрасный день, когда на одной из рыбалок тюльки у меня не было и пришлось использовать ершика. Тогда я поймал раза в четыре больше, чем все остальные (а их было человек семь-восемь), вместе взятые. Они ловили на тюльку и не знали, что у меня на крючке ершик. Видимо, в тот день меня посчитали или везунчиком, или мастером своего дела, но потом уважительно здоровались при встрече.

В глухозимье крупного окуня в нашем городском заливе нет (а может, он просто не клюет?). Активного «горбача» можно найти на пляже, расположенном на выходе из залива – он стоит здесь под берегом и нередко прямо подо льдом. Самый крупный окунь, которого мне удалось поймать в этом месте, весил около 700 г.

В глухозимье, как это ни удивительно, крупного окуня проще поймать на блесну, чем на мормышку. Пляжный окунь предпочитает светлые блесны, особенно алюминиевые, длиной не более 50 мм.

По последнему льду окунь, да и вся рыба в нашем городском заливе активизируются намного быстрее, чем где бы то ни было на Волге. Причина в том, что здесь много трещин, которые образуются из-за «зимующих» барж и теплоходов. Когда начинается половодье, лед у бортов кораблей трескается, и талая вода с поверхности, насыщенная кислородом, проникает под лед.

Трещины, кстати, образуются весьма немаленькие: их ширина достигает полуметра. Именно в них ловят весной все местные рыболовы. В это время окунь стоит здесь на всех горизонтах: у дна – мелкий, вполводы – средний и крупный, а прямо подо льдом попадается рыба самого разного размера. Здесь же ловятся плотва, бычок, ерш и берш.

Намного сложнее в заливе обстоит дело с белой рыбой. Теоретически поймать можно плотву, ельца, подуста, густеру, подлещика, язя и голавля, но клев очень капризный.

По первому льду плотва сюда заходит нечасто, один-два раза в месяц, редко когда чаще. Но если попадешь на заход очередного косяка, пустым с залива не уйдешь – по крайней мере, килограмма три-четыре наловить можно. По первому льду плотва ловится некрупная – 100-300 г, но косяки она образует очень плотные. Зашедшая рыба клюет практически везде, даже на окуневых точках, а на следующий день клева как и не бывало – плотва покидает залив.

Клев ее – как волна. Видишь, как сидящие на выходе из залива рыболовы активно вытаскивают серебристых рыбок, но бежать к ним нет никакого резона – через 15 минут начинаются поклевки у тех, кто сидит в середине залива, а уже через полчаса – и под берегом. Плотва идет очень широким фронтом. Если зашла в залив – поклевкой не обделит ни одного рыболова. Прикармливать и усердно искать ее не нужно – в этом прелесть ловли заходной плотвы.

Снасть для плотвы должна быть изящной – чуткий кивок и тонкая лесочка. Кивок должен фиксировать поклевку «на подъем», так как плотва в отличие от окуня возьмет скорее со дна, чем вполводы. Леска должна быть эластичной, диаметром 0,08-0,1 мм.

Вольфрамовая мормышка для ловли со дна не годится – она слишком тяжела для плотвы. Лучше пользоваться небольшими свинцовыми, а выше мормышки можно поставить поводок с небольшим крючком. В качестве насадки хороши мормыш и личинка репейной моли, да и мимо мотыля плотва не проплывет.

С недавних пор я приспособился ловить заходную плотву на безнасадочную мормышку, но, как человек недоверчивый, вначале подсаживал мотыля. Потом перестал.

Улучшить клев на «чертика» можно, раздавив о его тельце пару мотылей и оставив на нем кровь и шкурку. Действует запах мотыля не более 5-7 минут, но привлечь внимание плотвиной стайки может.

Другие представители белой рыбы наших рыболовов по перволедью в заливе тревожат довольно редко, лишь иногда попадаются единичные экземпляры крупного волжского язя.

С наступлением глухозимья по всей Волге проходит первая волна оживления белой рыбы (при полном отсутствии клева крупного окуня).

В залив заходят небольшими, но плотными стайками плотва, елец и подуст и почти равномерно рассредоточиваются по «своим» местам: в ямках и корягах. Поймать их трудно, особенно подуста.

Если плотва еще хоть как-то себя проявляет, то подуста надо очень заинтересовать, чтобы спровоцировать на поклевку. Попадается он при ловле в небольших ямках в прибрежной зоне, на глубине 1,2-1,7 м при общей глубине 0,7-1,0 м.

Подуст не любит активной игры, предпочитает плавную, размеренную. Подсечку при поклевках на играющую мормышку лучше не делать – вряд ли получится, а испугать рыбу можно.

Такие поклевки надо воспринимать лишь как сигнал, что она здесь есть, и, положив удочку на лед, установить мормышку в 1 см от дна. При поклевке подуста кивок редко сгибается, чаще он всего лишь шевелится, как при дуновении ветра.

Ловля подуста малодобычлива, но очень захватывающая. Для меня она гораздо интереснее «скорострельной» охоты за густерой и подлещиком, на которую я, бывает, иногда выхожу в самый разгар глухозимья на небольшие ямки на выходе из залива. Локальные углубления дна бывают буквально нашпигованы густерой. Ее там почти никто не ловит, возможно, не подозревая об ее изобилии.

Плотва в глухозимье попадается ровная – 200- 300 г, подуст – 150-300 г, а густера с подлещиком и новее «фанерного» веса – 100-150 г.

По последнему льду белая рыба к трещинам подходит редко. Я попадал там на ее активный клев всего 7-8 раз за несколько лет.

Обычно она весной уходит на мелководье для нереста. Но если попадешь на плотву в это время, о встрече не пожалеешь – рыба идет крупная, как у нас ее называют, «морская», весом до 1 кг, а иногда даже и более… Стоит она большей частью или подо льдом, или вполводы. Бывало, что покушалась красноглазая и на небольшие окуневые блесенки – в такие дни уловы бывали весьма и весьма достойными.

 

По материалам журнала

«Рыболов»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code